Книга: Шоссе Энтузиастов. Дорога великих свершений

Травушку-муравушку не таптывати…

Травушку-муравушку не таптывати…

Напротив ТЭЦ расположены жилые дома, выстроенные в конце 20-х – начале 30-х годов. Но внимание привлекают не эти скромные здания (хотя для историков московской архитектуры они представляют определенный интерес), а неряшливые зеленые насаждения между ними и проезжей частью шоссе. Кривые деревья, лысые газоны, грязь, стекающая с них на тротуары…

К сожалению, подобную картину можно наблюдать на большинстве московских улиц. В сравнении с крупными городами Западной Европы Москва выглядит не слишком презентабельно. Конечно, у нашей столицы есть и свои достоинства. На московские улицы не выставляются мусорные баки, как это повсеместно делается в Париже. В том же Париже прохожим постоянно приходится огибать грязных клошаров, возлежащих на подстилках в самых неожиданных местах. При движении по тротуару в Москве гораздо меньше шансов попасть ногой в отходы собачьей жизнедеятельности, чем, скажем, в Гааге. Бельгийский Брюссель превосходит Москву по количеству крыс, встречающихся на улицах. О замусоренных улицах южноитальянских городов, например Неаполя, и говорить не приходится. Но равняться на полудикий Неаполь совсем не к лицу. А относительно цивилизованным городам Москва по чистоте и привлекательности улиц проигрывает, несмотря на отдельные плюсы.

Сегодняшняя Москва – город неопрятный. Внимательный хозяйский глаз сразу же отмечает в городской среде множество беспорядков. Самый главный среди них – высочайший уровень запыленности московского воздуха. Пыль проникает в квартиры, оседает на обуви. Блестящие кузова автомобилей после каждого небольшого дождика покрываются пыльными разводами. А например, в том же Париже машины остаются чистыми даже после недели интенсивной эксплуатации.

Как ни странно, главной напастью российской столицы является то, чем принято гордиться – высокая степень озеленения. Конечно, всевозможная растительность оздоровляет городскую среду и при определенном уровне ухода ее украшает. Но, к сожалению, гораздо чаще московская зелень портит впечатление от города.

Первая беда в этой области – обилие газонов. Они в Москве везде – не только в парках и на бульварах, но и на улицах, во дворах. При этом ухоженные, поросшие ровной травкой встречаются редко. Более распространенным типом растительности являются всевозможные сорняки – лебеда, одуванчики, репей. Многие газоны и вовсе остаются лысыми – из-за постоянного вытаптывания. Ибо в свое время зодчие, разрабатывавшие планировку улиц и кварталов, разместили газоны так, что они перекрыли короткие пути местным обитателям к магазинам, остановкам общественного транспорта, подъездам жилых домов.

Исключительно нелепы узкие ленточные газоны, отделяющие тротуары от проезжих частей улиц. Рассчитывать на то, что желающий пересечь улицу горожанин будет топать лишнюю сотню метров до разрыва в газоне, могут только крайне наивные планировщики.

Иногда в узких газонах устраивают асфальтовые островки у остановок общественного транспорта. Считается, что их должно хватить для ожидающих пассажиров. Но ведь есть еще прибывающие пассажиры. Им нужно пробиться на тротуар, а если маленький асфальтовый пятачок заполнен теми, кто ожидает посадки, возникают настоящие микроходынки.

И вовсе безумными выглядят оставленные без твердого покрытия наклонные поверхности – откосы насыпей, просто крутые перепады рельефа – именно такие, как напротив ТЭЦ на шоссе Энтузиастов. Какой бы травой их ни засаживали, весеннее таяние снегов, летние и осенние ливни смывают на тротуары и мостовые тонны липкой грязи. Высохнув, она превращается в кучи пыли, которая ветром разносится по всей округе.

Разносчиками грязи являются не только улицы. Во многих дворах можно полюбоваться любопытной картиной – вся территория рассечена десятками мелких газончиков (иногда площадью в один-два квадратных метра), заботливо огражденных бордюрными камнями. Большинство из них не ухожено, напрочь вытоптано или служит местом для утреннего туалета окрестных собак. Считается, что в соответствии с существующими правилами открытых участков грунта или почвы, не занятых растительностью, в городе быть не должно. Допускается лишь временное отсутствие травянистого покрова в случаях проведения строительных работ и при ремонте коммуникаций. После завершения этих работ газон в короткие сроки подлежит восстановлению. Но это чисто формально. На самом деле общая площадь этих самых «открытых участков грунта или почвы, не занятых растительностью» исчисляется десятками гектаров. Вот только убрать эти паршивые разносчики грязи ни у кого не поднимается рука – как же, ведь «зеленые насаждения»!

Дополнительным источником пыли, разносимой с газонов, в последние годы стала обильная подсыпка торфа. Считается, что подобными мерами можно укрепить чахлую растительность. На самом же деле всего за несколько солнечных дней слой торфа высыхает, превращаясь в мельчайшую пыль, и все это так называемое удобрение перекочевывает в московскую атмосферу. Домохозяйкам, постоянно чистящим квартиры с помощью пылесосов, пора перестать удивляться: откуда нанесло столько пыли? Ответ прост – на ее закупку ежегодно тратятся десятки миллионов из городской казны.

Нынешнее московское руководство пробует бороться с пылью частой поливкой. По московским улицам непрерывно ползают, блокируя движение, колонны мощных поливочных машин. Пустая затея! Упругие струи воды переносят грязь с места на место, и лишь небольшая ее часть попадает в люки ливневой канализации. Тем не менее летом Москву в хорошую погоду и в дождь поливают около тысячи специальных автомобилей, бесполезно растрачивая дефицитную воду, сжигая тонны горючего и загрязняя городской воздух.

Бороться с пылью путем поливки – то же самое, что ликвидировать симптомы болезни, а не лечить саму болезнь. Исцеление московской атмосферы от пыли станет возможным только путем полной перестройки зеленого хозяйства города, прежде всего строжайшей ревизии и сокращения занятых газонами площадей.

Правда, разнос грязи можно значительно сократить более щадящими мерами – разбивать газоны так, чтобы они оказывались ниже прилегающих тротуаров. Заодно решалась бы и проблема передвижения людей в часы после проливных дождей. Кому не знакома картина: зажатая между высокими газонами пешеходная дорожка залита громадной лужей, а прохожие балансируют, пробираясь по бордюрным камням или вытаптывая в грязь те же самые газоны.

То, что тротуары делаются выше проезжей части, вполне обоснованно. Выступающий бордюрный камень отбрасывает колеса автомобилей. Но вот почему пешеходные дорожки прокладываются ниже уровня окружающих их газонов? Очевидно, это секрет изобретателя. Опыт многих десятилетий учит, что опускать пешеходную дорожку ниже уровня окружающих газонов можно только в двух случаях – при наличии надежных водостоков или при ее значительном уклоне, гарантирующем сток воды при любых проседаниях покрытия дорожки. Но почему-то наши зодчие, отвечающие за благоустройство территорий, по-прежнему зажимают дорожки бордюрными камнями газонов. А на опущенных ниже дорожек газонах во избежание превращения их в небольшие болота необходимо устраивать дренажные системы.

Радикальным же средством для снижения запыленности московского воздуха является беспощадная ликвидация наиболее глупых газонов (а их в городе большинство) и капитальное переустройство оставшихся. Такой подход даст и весомый синергетический эффект – освободится место для автомобильных стоянок. Но, очевидно, именно это следствие не нравится городскому руководству. Дело в том, что на дефиците машино-мест уже давно спекулирует городское руководство, вводя все новые платные автостоянки и выкачивая из карманов граждан миллионы рублей. Чем тяжелее положение с парковочными местами, тем больше денег можно содрать с горожан за платные стоянки. Так что шансов на замену вытоптанных, грязных, безобразных газонов чистыми асфальтовыми поверхностями совсем немного.

Конечно, газоны городу нужны. Но только обширные, отделенные от тротуаров и мостовых надежными стенками и вдобавок не перекрывающие основных направлений движения людей.

И вообще, город – это не большая деревня, открытый грунт ему противопоказан. На городских улицах должны безраздельно господствовать камень и асфальт. Зелень, конечно, нужна, но исключительно в виде обширных массивов – парков, садов, просторных озелененных дворов.

Это давно поняли в западноевропейских городах, этой же линии начали было придерживаться в Москве в 30-х годах XX столетия. Говоря о ликвидации мелких палисадников на Садовом кольце, тогдашний руководитель московских большевиков Л. М. Каганович указывал, что мелкие по площади и чахлые по развитию насаждения будут заменяться обширными озелененными пространствами. К сожалению, в дальнейшем эта здравая мысль была полностью забыта теми, кто планировал работы по благоустройству нашего города.

С проблемами озеленения связана и еще одна московская напасть, способствующая интенсивному запылению города, – так называемые экологические стоянки или, проще говоря, площадки, покрытые решеткой из бетонных плиток. Цель столь экзотического решения вроде бы благая. Дескать, сквозь отверстия решетки прорастет травка, которая и воздух освежит, и взоры горожан усладит. Однако умственного уровня внедрявших это новшество лиц не хватило для понимания простой истины – трава растет только летом, а помимо него в Москве бывают осень и весна. В эти сезоны не покрытая травой земля из дырок свободно вымывается частыми ливнями и в виде грязи растекается по окрестным мостовым, чтобы превратиться в ту самую неизбывную московскую пыль. Да и летом-то постоянно занимающие стоянку машины затемняют пространство под ними и не дают траве прорастать. Тысячи квадратных метров «экологических» стоянок в самом деле здорово портят московскую экологию. Зато на их устройстве хорошо зарабатывают соответствующие фирмы и отдельно взятые лица.

Немаловажным фактором, способствующим постоянному загрязнению города, давным-давно стала скверная вертикальная планировка мостовых. Продольные и поперечные профили большинства московских улиц, особенно на окраинах, далеки от оптимальных. На проезжей части образуются локальные понижения, в которые сносится вся окрестная пыль как после дождей, так и после проезда поливочных машин. И сколько ни удаляй ее лопатами или метлами, грязь в этих ямах будет накапливаться постоянно. Положение усугубляется и странным, недоступным пониманию размещением решеток ливневой канализации. Очень часто они оказываются далеко не в самых низких местах мостовых, в результате чего в них попадает лишь малая часть дождевых стоков и переносимой ими грязи.

Стыдно, но факт: даже в пределах старой Москвы, то есть внутри кольца Окружной железной дороги, сохранились улицы без ливневой канализации. Они легко опознаются по внешнему виду – вдоль их проезжей части тянутся не покрытые асфальтом обочины или, того хуже, сточные канавы. Обочины, естественно, служат местом стоянки автомобилей и в сырость превращаются в настоящие грязевые ванны для пешеходов и автомобилей.

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги

Генерация: 2.270. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз