Книга: Америка глазами русского ковбоя

Рандеву

Рандеву

22 июня

Сегодня самый длинный день года, но солнце никак не может пробиться сквозь тучи, яростными молниями разряжающие накопленную энергию. Окружающие долину горы завернуты в туманную вуаль, сквозь которую пробиваются сполохи этих молний. Гроза обрушилась на только что поставленные палатки и вигвамы участников рандеву – собрания любителей и ревнителей старины.

В середине прошлого века этим французским словом назывались ежегодные встречи охотников-трапперов и индейцев на территории факторий с торговцами, которые занимались продажей пушнины и припасов, необходимых для жизни в лесах и прериях. На таких сборищах встречались друзья и враги, решались давние споры и заключались сделки, устраивались соревнования. Виски лились рекой.

Эта традиция ожила в последние десятилетия, рандеву превратились в праздники, которые устраиваются в летнее время на территориях бывших фортов или факторий, привлекая не только любителей старины, но и множество туристов. В программу входят соревнования по стрельбе из кремневых ружей и луков, бросание томагавков, ножей и копий. Здесь же обучают искусству изготовления каменных наконечников стрел и копий, а также ножей и топоров из кремния и обсидиана.

Вот палатка с развешенными на стенах украшениями из перьев и кожи, меховыми шапками и мокасинами, ритуальными трубками и амулетами. Хозяйка, лет пятидесяти, с иссиня-черными волосами с проседью, кроит из замши охотничьи сумки и куртки. Зовут ее Мэрион. Ее дом в резервации племени арапахо, на Ветреной реке, около форта Вашаки, в штате Вайоминг. В резервации ее зовут Пайпер, то есть мастерица по изготовлению трубок.

Узнав, что я из России, Мэрион дарит мне замшевую сумочку-амулет для хранения целительных трав и снадобий, украшенную обсидиановым наконечником стрелы. В мой журнал записывает: «Анатолий, всего доброго на твоем пути через Наши земли, и пусть духи моих индейских предков помогут тебе». Я с благодарностью целую ей руку.

Ее муж, Гэри Вилл, потомок переселенцев из Англии, подходит, чтобы поговорить со мной. Одет он в замшевую куртку и кожаные штаны, на ногах мокасины. Велюровая шляпа покрывает седеющие, до плеч, волосы. Летом они разъезжают по рандеву и торгуют изделиями индейского искусства и мехами. Зимой же Гэри охотится в горах северного Вайоминга и Монтаны.

Он также ветеран войны во Вьетнаме, служил в морской пехоте и неоднократно награжден. С горечью вспоминает, как либеральная Америка встречала своих солдат после службы: гнилыми помидорами и криками: «Позор убийцам!» Они, израненные, не знали, кто друг, а кто враг там, во Вьетнаме, и то же самое повторялось здесь, на родине. Им даже приходилось скрывать от соседей свое прошлое. Теперь он говорит:

– Какого черта мы туда полезли, пускай бы сами вьетнамцы между собой и разбирались.

Приятель Гэри, специалист по изготовлению обсидиановых ножей Боб тоже вспоминает свои младые годы во Вьетнаме. Он рассказывает, как, патрулируя на истребителе район Тонкинского залива, был сбит русской ракетой СМ-3. Боб так комментирует их достоинства:

– У этих летающих «телеграфных столбов» маневренности никакой не было, и когда они летели навстречу, то увернуться было запросто, но моя подкралась сзади. Бамц – пытаюсь управлять, да без толку, а боль в спине почти не чувствую. Успел катапультироваться, и повезло, что при приземлении сразу же вертолетчики меня подобрали. В госпитале врачи увидели, что поясничный позвонок расколот вдребезги. Тогда врачи экспериментировали с новым лекарством, которое и ввели в осколки позвонка. Через шесть недель осколки безболезненно рассосались, только стал я после этого на три сантиметра короче. Давай, русский, выпьем, чтобы нас раньше времени не укорачивали.

Гэри тоже был ранен дважды, учился после службы в Пенсильванском университете на инженера и, разочаровавшись в цивилизованном образе жизни, переехал в Вайоминг, где женился на красавице-индеанке Мэрион.

– Мы сейчас живем в трейлере, – рассказывает он. – По дороге из Техаса сюда полиция трижды нас обыскивала, искала наркотики. Под прикрытием борьбы с наркотиками правительство делает с нами что захочет. Где же эта пресловутая неприкосновенность личности и частной собственности? Теперь я уже не могу открыто носить оружие, а налоговая полиция приходит в дом и допрашивает, сколько я зарабатываю продажей каменных топоров и амулетов. Они сожгли живьем невинных последователей Дэвида Кореша в поселке Вако, Техас; застрелили в Руди-Ридж, в Монтане, жену охотника, восставшего против вмешательства в его частную жизнь.

Взрыв правительственного здания в Оклахома-сити – реакция на эти вмешательства. Я не поддерживаю такие методы борьбы, но правительство должно понять, что без борьбы мы свою свободу не отдадим.

Вот сейчас они судят американского солдата, отказавшегося воевать в войсках ООН, но ведь он присягал служить Родине, а не бюрократам в Нью-Йорке или Брюсселе. Они создают международное правительство, и ско ро США перестанут быть независимым государством. Чиновники Европейского Сообщества, заседающие в Брюсселе, принудили английских фермеров уничтожить 4,5 миллиона голов скота. Причиной послужила угроза заражения населения болезнью «бешенства коров», хотя никто не доказал, что эта болезнь заразная и передается людям…

Столько горечи и гнева в словах Гэри! И не только один он так думает. Бывшие солдаты создают базы сопротивления ФБР и полиции в горах, на границе с Канадой, и готовы защищать свою свободу, а в случае поражения уходить через границу. На прощание Гэри говорит:

– Передай русским, мы уважали их, сукиных сынов, как противников. Еще больше будем уважать как друзей. А свобода – не результат, а процесс, и ее постоянно нужно защищать и отвоевывать.

Эти мужики были потомками пионеров, ушедших на Запад, чтобы освободиться от тирании чиновников и полицейских порядков, устанавливавшихся тогда на восточном побережье США. Не хотели они платить налоги и подчиняться приказам местных начальников или бюрократов из Вашингтона. Эти решительные, неуправляемые и отчаянные люди одновременно были смелыми, честными и свободомыслящими гражданами своей страны. Сочетание этих характеров и сформировало Америку – страну свободных людей.

Заключительным аккордом рандеву был самодеятельный концерт народной музыки с танцами и плясками. В огромном казане сварили густой суп с мясом, фасолью и картошкой, и все желающие наваливали его в котелки и усаживались рядом, чтобы разделить трапезу. В отличие от предков, участники этого сборища игнорировали виски и другие крепкие напитки. Оказавшаяся рядом Айа Кинг из племени лакота-сиу подарила мне магический кристалл и записала в дневнике: «Митаку ойясин». В переводе на нашенский это будет: «Мы все связаны между собой».

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги

Генерация: 0.068. Запросов К БД/Cache: 3 / 2
поделиться
Вверх Вниз