Книга: Америка глазами русского ковбоя

Том Сойер

Том Сойер

16 апреля

По выезде из Джексонвилля меня попросили остановиться еще в одной специальной школе для трудновоспитуемых детей. Высыпало их на улицу человек 50, в основном мальчишки. Ну, точно такие же разбойники, как наши – российские, только у многих кожа была почернее. Обступили они нас с Ваней, прилипли к нему и просили рассказать про путешествие и лошадей, про Россию и сверстников там. Наверное, они и были трудноуправляемыми потому, что искали свой путь в жизни.

Следующим моим хозяином оказался аукционщик и любитель лошадей-тяжеловозов Вилбур Котс. Выйдя на пенсию, он уразумел, что чем больше движешься, тем дольше будешь жить. Поджарый и подвижный, он постоянно был в делах.

Незамедлительно починив оглобли моей телеги и распорядившись Ваней, Вилли отправился со мной в соседний город Винчестер. Ему хотелось показать свою новую прачечную и, менее охотно, старую жену, присматривавшую там за стиральными автоматами. У старухи был хр онический склероз мозга, но и ей не было покоя от животрепещущего Вилли. Показав друзьям и соседям, он привез меня к себе на двор, но в дом не пустил. Спал я в телеге, с котом Сэмом.

Реку Иллинойс удалось пересечь без происшествий, лошади было явно легче идти, когда сбруя не натирала спину. В Питсфилде заехал на площадку по продаже сельхозтехники фирмы «Новая Голландия». Хозяин, Бэрри Хантер, с удовольствием показал новые тракторы и комбайны. Привязал я Ваню к одному из них, и показался он лошадкой-пони на фоне этих громадин. Тракторы и комбайны были оборудованы воздушными кондиционерами, радио и компьютерами, позволявшими использовать спутниковую связь. Цены, от 100 до 200 тысяч долларов, по карману только многоземельным фермерам и корпорациям.

Ваня задал стрекача при проезде мимо страусиной фермы – эти двуногие странные звери-птицы попались ему в первый раз. Когда-то графство Пайк было столицей свиноводства США, но утеряло пальму первенства. В последние годы обитающие здесь фермеры переключились на разведение страусов. Мясо этих курьезных птиц, говорят, деликатес, а кожа идет на выделку дорогих ковбойских сапог и дамских сумок.

Пристанище мне дали Конни и Патриция Грэшэм. Конни всю жизнь был мясником, но недавно продал бойню и купил ферму, чтобы разводить скот на убой. Пат работала охранницей местной тюрьмы. Интересно понаблюдать, кто же здесь глава семьи – мясник или тюремщица. но эти досужие наблюдения были прерваны приездом соседки.

Джуди Дуглас решила познакомить меня с коллегами по «седельному» клубу. Этот клуб любителей лошадей объединяет 30 человек, которые собрались на ежегодную встречу, чтобы подвести итоги прошлого года и избрать нового казначея. Как и на всех подобных сборищах, был потлач, то есть ужин без разносолов, когда каждый набирает в тарелку все, что есть на столе. Мне, гостю, дали первое слово, а потом часа два решали свои финансовые проблемы и принимали новых членов. Под конец президент клуба Пит Фуллер пустил шапку по кругу и вручил мне 50 долларов пожертвований.

Дыхание могучей реки Миссисипи почувствовалось уже за несколько километров. Широкая ее пойма была засеяна кукурузой и соевыми бобами. Жилых домов не видно, так как за последние годы здесь было несколько мощных наводнений, и жители перебрались на холмы. Но есть и упорные, те, кто после страшного паводка 1993 года вернулись восстанавливать разрушенные дома и жизнь.

Такой была Линда Линдхорст, пригласившая передо хнуть в своем доме на левом берегу реки. В июле 1993-го ее семья еле успела собрать самое необходимое и сбежать от наступавшей волны. Только через два месяца они смогли вернуться в разрушенный дом, который до сих пор восстанавливают. В США существует странный закон, согласно которому жертвы природных катастроф имеют право на государственную помощь, если их дом при этом пострадал. Вероятно, мои хозяева ее получили, так как их дом был полностью перестроен. Когда я приехал, нанятый на несколько дней маляр красил наружные стены.

Звали маляра Майкл, и он только что освободился из тю рьмы в штате Теннеси, отсидев четыре года за воровство. Вернувшись домой, он обнаружил, что жена за время его отсидки успела поменять несколько мужиков и родить еще двоих детей. Жизнь его была сломана. Освобожденный условно, он пьяным ездит на машине, да еще без водительских прав и страховки. Первый же остановивший его за эти нарушения полицейский обязан будет отправить Майкла в тюрьму.

На следующий день я с благоговением въехал на мост через Миссисипи, ту самую, которая с притоком Миссури является самой длинной рекой Северной Америки. Ту самую, на которой жили герои моего детства Том Сойер, Гек Финн и подружка их Бэкки Тэтчер. Слева, ниже по течению, зеленел остров Джексон. На нем ночевал Том Сойер с приятелями, когда они изображали утопленников. Они курили там трубку, сожалея о полном отсутствии опасности и возможности попасться взрослым за этим порочным занятием.

А вот, сразу за мостом, и город Ганнибал, в книжке назва нный Санкт-Петербургом, город детства самого Марка Твена (Сэмюэла Клеменса). Сэм Клеменс принял литературный псевдоним Марк Твен, будучи лоцманом на Миссисипи. На русский «марк твен» переводится как «отметка две сажени» – предельно допустимая и опасная глубина, то бишь мелкота, для прохода речного судна. Кстати, на кладбище в городе Эльмира (штат Нью-Йорк), где он похоронен, высота памятника Марку Твену также два аршина.

«Приключения Тома Сойера» Марк Твен написал в 1876 году. Как и сам автор, герой этой книги Том – озорной и безответственный мальчишка, но с добрым сердцем. Это и дает ему возможность побеждать воображаемые и реальные «страшилки» детства.

Только через восемь лет, в 1884 году, были написаны «Приключения Гекльберри Финна» (имя его переводится на русский язык как «черника»). Прообразом Гека Финна был сын алкоголика Том Блэнкеншип. В противоположность Тому, Гек – необразованный, суеверный и легковерный мальчишка, но есть в нем также и проницательность, необоримая радость жизни, сострадание и способность всегда выбрать правильное решение. В этом герое М арк Твен также изобразил изрядную часть своей натуры.

У подножия холма воздвигнут бронзовый памятник Тому и Геку. Причем Том изображен там как бы стремящимся вырваться из детства, а Гек его придерживает за локоть, как бы уговаривая: «Да не рвись ты туда, в старость, ведь быть мальчишкой интереснее…»

Мальчишкой Сэм Клеменс был влюблен в дочь местного судьи Лору Хокинс. Она жила через дорогу и перед ней «фигурял» Сэм – Том. Она послужила прототипом Бэкки Тэтчер. Сэм покинул Ганнибал в 1858 году, чтобы начать карьеру лоцмана и писателя, но всегда был платонически влюблен в Лору. В 1902 году овдовевший Марк Твен навестил здесь вдову доктора, Лору Фрэзер, а в 1908-м пригласил ее с внучками к себе в поместье в штате Коннектикут. Они сфотографировались, стоя рядышком, и на обороте фотографии Марк написал: «Лоре Фрэзер с любовью от возлюбленного». Местная газета напечатала эту фотографию, которая висит на стене в доме Лоры, превращенном в музей. Лучше бы они ее не вешали – грустно смотреть на стареньких Тома и Бэкки.

А вот и знаменитый забор, который Тому удалось покр асить с помощью друзей, да еще куш с них сорвать за это удовольствие. В нынешние времена местные власти ежегодно проводят соревнования среди детей на скорость покраски заборов. Выбираются ежегодно также новые Том и Бэкки, принимающие участие в параде Дня Независимости, это также и «Национальный день Тома Сойера».

И самому Марку Твену нелегко было расстаться с героями своего детства, и летали они вместе с негром Джимом на воздушном шаре через Атлантику, чтобы подвергнуться тяжким испытаниям в африканской пустыне. Называлась книга: «Том Сойер за границей». Оказавшись на Синайской горе, Том обнаружил, что его сделанная из кукурузного початка трубка вышла из строя. Он был вынужден отправить негра Джима домой за новой. Приказано было в 24 часа, на том же аэростате, вернуться в тогда еще не существовавший Израиль. В 2 часа без 10 минут после полудня, по Синайскому времени, отправил он с Джимом весточку: «Четверг после полудня. Том Сойер, Аэронорт, шлет свою любовь тете Полли с горы Синай, где Ковчег был и Гек Финн тоже. А письмо получите завтра, в полседьмого. Том Сойер, Аэронорт».

Марк Твен тоже любил путешествовать, и первая же его книга, «Простаки за границей», сделалась бестселлером. По дороге в Святую Землю Марк Твен посетил в Крыму царскую фамилию и даже был принят Александром II. Когда же министр транспорта России барон Унгерн заявил, что на постройке железной дороги успешно трудилось 10 000 зэков, Марк не захотел ударить лицом в грязь и заявил от фонаря: «А вот в Америке мы использовали для подобных работ 80 000 преступников, и все они были закоренелыми убийцами». Так что соревнование России с Америкой началось задолго до лозунга большевиков: «Догоним и перегоним Америку».

Но слава Богу, что давняя традиция дружбы между нашими странами восстанавливается. Демократическая Америка и авторитарная Россия в прошлом веке дружили и часто объединялись в союз против агрессивной политики Великобритании. В один из своих визитов в Санкт-Петербург американская делегация привезла в подарок царю желудь, взятый от дуба, росшего возле дома Джорджа Вашингтона в городе Маунт-Вернон. Посажен был он на Ольгином острове, посреди пруда в Новом Петергофе. Сейчас восстановлены паллаццо на Царицыном и Ольгином островах, а к дубу Вашингтона прикреплена бронзовая табличка с описанием истории его происхождения. В последнее посещение нашел я его в добром здравии и множеством желудей на земле, годных для будущей посадки. Ведь дуб Вашингтона в Маунт-Вернон давно срублен, а желудей от него не осталось. Надо бы послать американцам посылочку с дюжиной желудей, пусть возрождают свою историю.

Километрах в трех ниже по течению Миссисипи находятся пещеры, где заплутали Том и Бэкки, и где Том написал сажей от свечи на своде пещеры: «Я люблю тебя, Бэкки». Здесь же индеец Джо хранил сокровища и погиб от голода, оказавшись замурованным в пещере. Читал я об этом лет сорок назад, и вот, выплыло все в памяти. Ведь как мне тогда хотелось побродить по этим пещерам… И Господь дал такую возможность!

Ходил и ездил по Ганнибалу, названному в книге о Томе Сойере Санкт-Петербургом. Вспоминал и тот, на брегах Невы. Как же они непохожи, этот – город детства Марка Твена и тот, пропитанный страданиями человеческими, город Достоевского.

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги

Генерация: 0.045. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз