Книга: Америка глазами русского ковбоя

Дэвид Грант

Дэвид Грант

7 июля

Водитель самосвала Джим Гатри остановил меня на перекрестке с 28-й дорогой. Эти мастодонты уже второй день мешали нам с Ваней, шастая туда и обратно и обдавая пылью, гравием и выхлопными газами. Джим рассказал, что возят они минеральную соду из карьера на нефтеперерабатывающий завод, за 150 километров. А все из-за того, что железная дорога запросила с добытчиков за транспортировку больше денег, чем его грузовая компания, которая и выиграла контракт. Работа хорошо оплачивается и является существенной добавкой в экономику района.

На прощание он подарил мне бейсбольную кепку с инициалами компании. Я с вымученной благодарностью ее принял и добавил к коллекции тридцати, подаренных раньше. В Америке любят дарить такие кепки, а также майки с названиями компаний или событий, к которым приурочен их выпуск. Продажа этих сувениров дает существенную добавку к доходам устроителей мероприятий. Только сам-то я ни кепок, ни маек не ношу, особенно после крещения в ковбои. По моим представлениям, им положено носить джинсы и клетчатые рубашки, покрываться шляпами с почему-то загнутыми вверх полями, а обуваться в остроносые сапоги – я до сих пор так и экипирован.

Подъехав к речке, решил передохнуть на ее берегу, разделить с ней спокойствие и первозданность течения воды и времени. Но вскоре рядом оказались Говард и Лиза Баргет с четырьмя детьми, приехавшие сюда из штата Юта, чтобы навестить место встречи знаменитого лидера мормонов Брайэма Янга со знаменитым исследователем и охотником Джимом Бергером. Джим в 1824 году открыл долину озера Солт-Лэйк, место будущего поселения мормонов.

Брайэм рассматривал возможность переселения секты мормонов c востока страны в эту страну обетованную, где они могли бы найти убежище от преследования ортодоксальных христиан. Его оппонент Джим Бергер сомневался в возможности хозяйственного использования земель в долине гигантского соленого озера. Он даже был готов заплатить 1000 долларов за первый выращенный там бушель кукурузы. Но он не знал, с кем имеет дело.

В 1844 году разъяренной толпой религиозных фанатиков был убит основатель секты мормонов Джозеф Смит, «Провидец, Переводчик, Пророк и Апостол Иисуса Христа». Причиной стало его решение баллотироваться на пост президента США на платформе основанной им «Партии божественной демократии». Само название партии и ее учение нарушали один из главных принципов американской конституции – разделения церкви и государства.

Возмущало ортодоксальных христиан и его многоженство, которое он оправдывал необходимостью произвести на свет как можно больше детей-мормонов, верящих в создание Царства Божьего на земле. Кощунственно звучало его заявление, что Иисус Христос тоже был многоженцем. Джозеф Смит утверждал, что женами Иисуса Христа были Мария и ее сестра Марфа, а также Мария Магдалина, а после распятия на кресте и воскресения из мертвых он явился прежде всего этим женщинам, а уж потом апостолам.

Когда он распорядился уничтожить печатный пресс газеты «Нову комментатор», критиковавшей его религиозные взгляды, то нарушил еще и «закон о свободе высказывания». Вместе с братом Хирамом Джозеф был заключен в тюрьму штата Иллинойс в городе Карфаген. Несколько членов милиции штата вломились в тюрьму и 27 июня 1844 года пристрелили братьев.

Мученика Смита заместил новый пророк, Брайэм Янг, которому было предназначено создать Царство Божие на земле. Этот сорокашестилетний янки знал, что ортодоксальные христиане не потерпят рядом секту, верующую в то, что теперь именно он, Брайэм Янг, является воплощением Иисуса Христа на земле. Вместе с двенадцатью выбранными апостолами он разработал план переселения верующих на территорию, которая была свободна для поселения – Галилею, но не в Израиле, а в Америке.

Изучив донесение армейского офицера и географа Джона Фримонта, в котором говорилось, что долина Соленого озера годится для заселения, он сам туда отправился и встретил по дороге Джима Бергера. Ему удалось-таки вырастить первый бушель кукурузы, правда, используя искусственный полив.

Десятки тысяч людей, поверивших в возможность создания рая на земле, последовали за ним, чтобы заселить эту новую Палестину. А мертвое от засоленности Соленое озеро было аналогией Мертвого моря Израиля.

Обосновавшись там и обзаведясь 27 женами, Брайэм отправил в Калифорнию так называемый «Мормонский батальон», состоявший из молодых людей, задачей которых было основание новой колонии мормонов на берегу Тихого океана. Вскоре в долине реки Сакраменто посланцы обнаружили залежи золота, которое могло принести секте мормонов неисчислимые барыши. К их вящему удивлению, Брайэм отозвал батальон обратно на главные квартиры в Солт-Лейк и запретил продолжать добычу золота.

Этот гений знал, что шальная удача может испортить души его паствы и направить ее на путь обогащения и совращения. Брайэм считал, что люди по настоящему счастливы только тогда, когда в поте лица добывают хлеб свой. Он утверждал также, что бремя свободы для людей тяжелее бремени рабства. Зато церковь обязывалась предоставить прихожанам работу, жилье и пищу.

Брайэм издал указ, согласно которому, даже если мормоны найдут залежи золота здесь, в долине Соленого озера, они под страхом отлучения от церкви не имеют права его добывать. Золото – это дьявольское наваждение.

Семья Баргет была восхищена моим способом передвижения, и в дневнике Говард написал: «Анатолий, спасибо за возможность поговорить с тобой. Ты путешествуешь тем же путем, что и наши прадеды, шедшие из Иллинойса в Солт-Лэйк-сити. Спасибо за напоминание об этом опыте. Счастливо, и Господь тебя благословит». Естественно, мне особенно приятно было услышать это от потомков пионеров, которые не забыли героические времена своих предков.

Сразу после пересечения моста я увидел облупившийся фанерный щит с предупреждением: «Замедлите скорость, оград больше не будет. Территория принадлежит Бюро по управлению землями». В этой части страны много таких земель, принадлежащих государству, настолько бесплодных, что ни один фермер в прошлом не оформил заявку на их пользование, и есть надежда, что они так и останутся первозданными. Растет здесь только шалфей, разновидность полыни, которую лишь антилопы могут употреблять в корм, а скот домашний на дух не переносит.

Наученный горьким опытом ночевки на берегу реки, на сей раз я остановился за километр до Зеленой реки, подальше от комаров и слепней.

Поя лошадь и приготавливаясь к ночевке, я был атакован армадой гнуса. Эти твари похлеще комаров – заедают до костей. Я знаком с ними по реке Бурее, что в Хабаровском крае, да и под Санкт-Петербургом можно на них нарваться. Как-то в окрестностях станции Сиверская они хорошо взяли меня в оборот – до сих пор помню, как чай пил через двойную марлю накидки. Ваня вскоре порешил бежать обратно в Фэйрсон, и я вынужден был надеть на него путы, а о себе здесь было некогда думать – лишь бы ночь пережить.

Только утром я обнаружил, что разбил лагерь всего в 50 метрах от ирригационного канала с быстрым течением – любимым местом для размножения этой нечисти. Ох, век живи, а… – сами понимаете!

А лучше бы мне заткнуться по поводу нечисти. Ведь эта мелюзга – один из важнейших форпостов природы. Кроме того, что комары и мошка являются важнейшим компонентом пищевой цепи, они еще по мере сил защищают от человеческого вторжения свою среду обитания и ведут с ним неравную борьбу.

При освоении Тюменского месторождения нефтедобытчики обратились к советским ученым за помощью, чтобы избавиться от комаров и гнуса. Наши «умники» ничего не придумали лучше, как залить соляркой все окружающие водоемы, за что получили массу премий и защитили не одну диссертацию. Они, действительно, снизили количество насекомых в районе промысла, отравив при этом водоемы на многие годы.

Ничем не лучше «умники» иностранные. Муха цеце живет в поймах рек Африки, вызывая сонную болезнь человека и преследуя домашний скот. Она столетиями охраняла диких животных – обитателей пойм от вторжения цивилизации. Под водительством Всемирной организации здоровья, при участии научного и технического гения передовых стран люди исхитрились практически извести эту мушку. Поймы рек вскоре были заселены скотом и человеком, и теперь ученые льют крокодиловы слезы из-за исчезновения бегемотов, носорогов, крокодилов и другой живности, обитавшей там, где сейчас кишат человеки.

В деревушке Фонтанель я приехал на заправочную станцию и, как всегда, пошутил – мне суперчистой воды без добавки свинца. Разорился бы давно, если бы Ванюшка вдруг решил бензин потреблять вместо воды.

Хозяин колонки при моем появлении рассмеялся и заявил:

– Что-то много сегодня лошадников с телегами разъе зжает в этих краях. Только час тому назад здесь проезжала телега с таким же бородатым возницей, направлявшимся на ночевку в кемпинг на берегу реки.

Я оставил лошадь на его попечение, а сам припустил к берегу реки на встречу с себе подобным лошадником. Да, ведь еще мне сообщили, что на телеге что-то было написано по-русски. Что за чертовщина – ведь мои бывшие коллеги, Петр и Николай, едут южным маршрутом и, как я слышал, должны быть сейчас где-то в пекле штата Алабама.

На поляне возле моста я обнаружил распряженную лошадь, привязанную к фургону типа вагончика. Крупными буквами на фронтоне было написано по-русски: «ШОТЛАНДИЯ». Я постучал в дверь с противомоскитной сеткой, и ее открыл почти я. Только у хозяина фургона бородка была длиннее, а волосы чернее. Мы уставились друг на друга в веселом удивлении и рассмеялись одновременно. Нам сразу стало легко продолжать общение, которое, надеюсь, будет длиться до конца жизни.

Дэвид Грант, действительно, родом был из Шотландии, но выехал оттуда на лошади с телегой четыре года назад, прихватив с собой жену и троих детей. В отличие от меня, он имел опыт работы с лошадьми, когда начинал путешествие. Он вынужден был продать дом, чтобы наскоблить денег для поездки на телеге с лошадью вокруг света – из Шотландии до Новой Шотландии, что на восточном побережье Канады.

Дэвид уже проехал Западную Европу, Украину, Россию, Казахстан, Монголию, Китай, Японию и самолетом прибыл в Калифорнию. Теперь ехал через США, чтобы перезимовать в Южной Дакоте, а весной отправиться в Новую Шотландию. Оттуда собирался пароходом либо самолетом отправить телегу с лошадью в Шотландию, завершив таким образом кругосветный маршрут.

Он столкнулся с массой проблем, пробираясь по Сербии. Но, приехав на Украину, а потом в Россию, его семья встретила такое гостеприимство, что трудно было отказать всем людям, предлагавшим остановиться на отдых. Вот здесь он уже не потратил ни одного доллара или фунта стерлингов на прокорм семьи и лошади – абсолютно то же самое происходило сейчас со мной в США.

Тяжелые времена пришлось пережить Дэвиду в Монголии. На одной из стоянок трое налитых водкой монголов приехали на грузовике, чтобы украсть среди бела дня его мерина по кличке Трэйсер. Другого оружия, кроме рогатки, у Дэвида не было, но он подверг алкоголиков такому интенсивному обстрелу, что они отказались от своей дурацкой идеи. Правда, один из них, будучи кривым от рождения, заявил, что Дэвид подбил ему рогаткой глаз, и подал на него в суд.

Поскольку в Монголии все между собой родственники и потомки Чингисхана, судья оказался, естественно, на стороне пострадавшего и арестовал экспедицию. Он потребовал 100 000 долларов отступного, в случае отказа Дэвиду грозило пять лет тюрьмы. После нескольких месяцев переговоров и сидения посреди монгольской степи около Улан-Батора Дэвиду повезло найти женщину-окулиста из Новой Зеландии. Она согласилась за 3000 долларов оперировать косоглазого, после чего тот отказался от претензий, и экспедиция была отпущена.

Не успел Дэвид насладиться свободой, как на границе с Китаем его ждали местные бюрократы, чтобы засадить лошадь в длительный карантин, а его с семьей в кутузку. Его обвинили в каких-то нарушениях визового режима. В конечном итоге погрузили китайцы все семейство с телегой и лошадью на грузовик и через весь Китай привезли в порт, чтобы отправить в Японию.

Оказавшись в Стране восходящего солнца, уразумел Дэвид, что давно прошли времена самураев, ездивших здесь на лошадях, – только автомобилем или по железной дороге можно проехать через эту супериндустриальную и суперперенаселенную страну. Нужно было срочно отправляться в США, но все деньги были потрачены на откуп от коммунистических бюрократов.

Японская телевизионная компания объявила сбор денег в пользу семьи шотландцев с лошадью и телегой, и уже через неделю было собрано достаточно средств, чтобы оплатить перелет экспедиции в Калифорнию. Я встретил их по дороге из Калифорнии в восточную Канаду.

Вот уж чего не ожидал, так встретиться здесь, в пустыне, с национализмом – Дэвид оскорбился, когда я назвал его англичанином. Оказывается, он с семьей принадлежит к нации шотландцев, которые надеются вскорости отделиться от Великобритании и организовать независимое государство. Имена детям он дал не английские, а древнешотландские, вероятно, кельтские: Торкилл, Эллид и Фион.

Последние десятилетия, наряду с европейской интеграцией стран, идут процессы дезинтеграции малых народов Европы. Дэвид – яркий представитель шотландцев, отвергающих общность с англичанами. Tак что наши проблемы с чеченцами, татарами, башкирами и другими малыми народами отнюдь не исключение, а правило развития современного общества. Вот даже в таком многонациональном конгломерате, как США, представители штата Техас на полном серьезе пытаются вести переговоры об отделении. В Канаде провинция Квебек уже объявила государственным французский язык.

Мой шотландский националист Дэвид Грант с женой Кэйт учили детей грамоте прямо в телеге. Были там спальные места для всех, кухня, столовая и рабочий кабинет – все на площади шести квадратных метров. Несомненным преимуществом, по сравнению с моей телегой, было наличие противомоскитной сетки и возможность отапливать помещение. Но вагончик вместе с обитателями весил раза в три больше моего, а лошадь только одна. Правда, Трэйсер был покоренастее и, возможно, покрепче Вани.

Оттого и скорость у них была в два раза меньше, а при подъемах все толкали телегу сзади. Дэвид сам подковывал лошадь, используя вместо бориевых вольфрамовые шипы для подков – это мне явно нужно взять на вооружение.

Они предложили остаться ночевать рядом, около речки, но мне лошадь дороже компании. Может, их Трэйсер приучен к гнусу и комарам, но Ванечка мой – существо нежное, чувствительное, как и его возница. Я пригласил Дэвида навестить мою лошадь с телегой, и он поразился примитивности моего быта по сравнению с собственным – все относительно. Мы обменялись адресами и телефонами в надежде встретиться по окончании маршрутов. Дэвид записал в мой дневник: «Анатолий, ну что я могу сказать? Встретиться в Фонтанелле случайно, когда мы двое совершаем путешествие на лошадях, было фантастично. Фантастично! Но, вероятно, это и должно было произойти. Все мы желаем тебе невероятного счастья и будем счастливы поддерживать связь по мере возможности». Что мы и делаем до сих пор.

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги

Генерация: 0.093. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз