Книга: Дмитровское шоссе. Расцвет, упадок и большие надежды Дмитровского направления

Прекрасные мечты 7-й мастерской

Прекрасные мечты 7-й мастерской

Самый узкий и неприветливый отрезок Дмитровской магистрали – от Селезневской до Лесной – вызывает желание как-то привести его в порядок, сделать более привлекательным. Собственно говоря, об этом же думала и дореволюционная городская управа, пытавшаяся ликвидировать дурацкий курниковский дом, и творцы Генерального плана реконструкции Москвы 1935 года, в котором предусматривалось значительное расширение этого участка Новослободской. Но поскольку внимание городского руководства и архитектурных корифеев в 30-х годах было приковано к другим, более важным городским радиусам, никаких серьезных работ здесь не было. Какое-то новое строительство все же велось, но его регулирование ограничивалось выравниванием фасадов по новой, заложенной в Генеральный план красной линии. Немногочисленные новые здания проектировались по штучному принципу, разностильными и разноэтажными. О попытках создания какого-либо ансамбля и речи не заходило. Организации-застройщики выбирали участки, руководствуясь лишь своими местническими интересами – с наименьшим количеством требуемых сносов и с наилучшей обеспеченностью инженерными коммуникациями. Ни к чему хорошему это не приводило. Новослободская от Селезневки до Лесной оставалась по-прежнему тесной и угрюмой.

Изменения наметились в 1951 году, когда было принято решение Совета министров СССР о перестройке проектного дела в Москве. В составе института «Моспроект» были организованы архитектурно-проектные магистральные мастерские, каждой из которых поручалась разработка проектов реконструкции той или иной городской магистрали и прилегающих к ней районов. Дмитровский радиус, точнее, его часть за Садовым кольцом досталась магистральной мастерской № 7, которую возглавил И. И. Ловейко. Вместе с ним над планировкой магистрали трудились архитекторы А. Медведев, М. Лютов, М. Артемьев, Б. Браиловский, О. Лепарский, С. Ханин, Б. Шишкин. Соавторами по отдельным участкам выступали Т. Макарычев, Н. Рогальский, В. Вельская, Н. Саркисов, А. Горшков.

Члены нового архитектурного органа взялись за работу с великим энтузиазмом, но работу сразу же затруднили вполне объективные обстоятельства – недостаток многих необходимых для проектирования исходных данных. Отсутствовали даже столь элементарные вещи, как точная геодезическая основа и опорный план территорий. В этих нелегких условиях мастерская в течение одного года с грехом пополам выполнила первое проектное предложение. Нетрудно догадаться, что его подвергли серьезной и справедливой критике, а авторам предложили поближе изучить состояние порученного им района и приблизить свои прекрасные мечты к реальности.

Архитекторы пообещали исправиться, и спустя еще год 7-я мастерская вынесла на обсуждение проект планировки района Каляевская – Дмитровское шоссе. Важное место в нем отводилось Новослободской улице. К сожалению, пожелания о повышении реалистичности планов если и были учтены, то лишь в малой степени. В представленных эскизных чертежах было почти невозможно угадать реальную местность. На тщательно и любовно выполненных макетах возвышались ровные ряды высоких (от 10 до 14 этажей) домов, среди которых миниатюрной игрушкой смотрелась единственная существовавшая к тому времени постройка – наземный вестибюль станции метро «Новослободская». За ней предполагалась пробивка зеленого клина шириной целых 125 метров. Через также расширяемую Селезневку он соединялся с площадью Коммуны. На противоположной стороне улицы предлагалось поставить огромный жилой дом, перекрывавший Весковский переулок. То, что на этом участке полным ходом строился дом № 39 по Каляевской улице, почему-то осталось за пределами внимания сотрудников 7-й мастерской.

Необходимость создания разрыва в сплошной на протяжении двух километров застройке Каляевской – Новослободской действительно ощущалась, но в данном случае проектировщикам изменило чувство меры, а вернее, они еще так и не научились сочетать свои прекрасные творческие порывы с самой обыкновенной московской реальностью.

С необыкновенной легкостью они предлагали передвинуть все существовавшие, но выходившие за новые красные линии многоэтажные постройки[51]. Их точный перечень отсутствовал, равно как и соображения, где и каким образом освободить участки для «переселенцев».

Важнейшим и типичным для уровня градостроителей 50-х годов недостатком проектного предложения была его одновременность. Как будто авторы всерьез считали, что задуманный ими грандиозный объем строительства можно осуществить за два-три года, от силы за пять лет, и, значит, можно было не заботиться о последовательности выполнения работ. В действительности столь масштабная реконструкция могла растянуться на десятилетия, в течение которых реконструируемая улица должна была выглядеть вполне прилично. Этого можно было достигнуть путем распределения всего задуманного на отдельные этапы так, чтобы по результатам каждого формировался более или менее завершенный фрагмент реконструируемого района.

Именно этот недостаток подчеркнула в своем заключении проведенная экспертиза. Эксперты отметили, что проработка проекта с учетом реальных сроков строительства, позволила бы избежать многих ошибок планировочного характера, а также обилия предложений, не подкрепленных экономическими расчетами. Не понравился и последовательно проведенный в проекте принцип периметральной застройки улицы высокими домами. Он получил оценку архитектурного штампа, не позволяющего выявить градостроительные особенности самой магистрали и ее отдельных участков. Зато полного одобрения удостоился предложенный Ловейко и его сотрудниками широкий разрыв у «Новослободской», который будто бы включался в общую пространственную композицию площадей Коммуны и Миусской.

К чести советских градостроителей следует отметить, что предложенная планировка Каляевской – Новослободской была лишь частью общего проекта, предусматривавшего реконструкцию также Бутырской улицы, Дмитровского шоссе и обширной территории Бутырского хутора. Подобная комплексность выгодно отличала работы зодчих 50-х годов от их коллег довоенного периода[52].

Но и это не помогло проекту Ловейко и его сотрудников воплотиться в жизнь. Времена менялись, к работам градостроителей предъявлялись все более жесткие требования. Более тщательное изучение предложенной планировки позволило в полной мере оценить ее оторванность от реальности, надуманность многих решений. О ней фактически забыли, хотя мастерская № 7 продолжала упорно дорабатывать свой проект.

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги

Генерация: 0.083. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз