Книга: Дмитровское шоссе. Расцвет, упадок и большие надежды Дмитровского направления

Разное жилье Новослободской

Разное жилье Новослободской

С правой стороны Новослободской, напротив тюрьмы, лежит обширный квартал, зажатый между Палихой и Тихвинским переулком. Большую часть его застройки составляют пятиэтажные дома, выстроенные в 1926–1927 годах. Это было время, когда в Москве быстро возрождалось заглохшее с началом Первой мировой войны жилищное строительство. За пределами Садового кольца, обычно на пустырях или на месте самых жалких трущоб, вырастали четырех – и пятиэтажные дома. В отличие от дореволюционного новое жилищное строительство велось целыми массивами, включавшими иногда десятки одинаковых или близких по формам корпусов. Такой подход удешевлял и ускорял работы, позволяя быстро переселить из лишенных всех городских удобств хибарок, сырых подвалов, казарм тысячи семей рабочих и мелких служащих.

Квартал на Палихе был далеко не самой крупной строительной площадкой, тем не менее на нем за несколько лет на средства Моссовета было выстроено с десяток крупных жилых домов. Чуть позже в середине квартала появился еще один, самый длинный, в пять секций, пятиэтажный дом (№ 10–12, корпус 9). Его хозяином было рабочее жилищно-строительное кооперативное товарищество (РЖСКТ) «Обрапрос». Его членами состояли работники образования и просвещения, чем и объясняется странноватое название. Кооперативные дома строились, как правило, по индивидуальным проектам и отличались от стандартных более просторными квартирами, улучшенными планировкой и отделкой. Так и обрапросовский дом строился по проекту инженера А. Н. Пеклера[56].

Какая-то странная проектная чехарда разыгрывалась вокруг участка на углу улицы и Тихвинского переулка (№ 50), на котором Научный автомобильно-тракторный институт (НАТИ) собрался возвести многоэтажный жилой дом для своих сотрудников. Первый проект в 1938–1940 годах выполнил А. Н. Душкин. Почему работа одного из лучших московских зодчих реализации не получила, сказать трудно. Но факт остается фактом – в 1940 году новый проект жилого дома НАТИ на этом же месте разрабатывал И. О. Гохблит. При этом размещаемые в нижних этажах сберкассу и магазин проектировал еще один архитектор – Свечкарев. Но и этим дело не закончилось. В 1941 году домом занялся А. В. Власов. В общем, до начала войны бедные сотрудники НАТИ своего столь долго ожидаемого жилья так и не получили. Строительство на многострадальном участке развернулось лишь в 1951 году. Воздвигнутый здесь по проекту архитектора А. Д. Суриса и конструктора А. И. Гохбаума семи-десятиэтажный дом стал самым крупным объектом на этом участке Новослободской. Его стены покрыты керамической плиткой под «бриллиантовый руст». Подобную отделку в широких масштабах впервые применил З. М. Розенфельд в домах второй очереди жилого массива Песчаных улиц. Сначала плиткой под руст выделялись лишь наиболее значимые детали фасадов, но затем зодчий вошел во вкус и в домах № 14 и № 20 по Новопесчаной улице подобным образом полностью покрыл четыре нижних этажа. Уже тогда критики отмечали, что таким образом использовать столь броскую отделку нецелесообразно. Тем не менее по тому же пути пошел и А. Д. Сурис, причем перещеголял Розенфельда, применив «бриллиантовый руст» для отделки целых семи этажей!

Одновременно по проекту Суриса сооружался и дом под № 54–56. Он не так велик по размерам, и отделка фасада обошлась обычной штукатуркой. В силу не совсем доступных пониманию причин архитектор не пожелал согласовать между собой два своих творения, выстроенных почти одновременно, в одном квартале. Впечатление разноголосицы усиливают и сохранившиеся между ними четырехэтажные дома № 52 и № 54, являющиеся образцами дешевых доходных домов, типичных для застройки окраин старой Москвы. В свое время их собирались надстроить, а оформление фасадов привести в соответствие с отделкой новых зданий. Но сложность укрепления старых, изношенных, к тому же изначально не самых капитальных конструкций привела к осознанию того, что овчинка не стоит выделки.

Во дворе за домом № 52 расположено одно из самых современных учебных зданий Москвы – техническая школа-лицей. Здание состоит из двух уровней – своеобразного двух– и трехэтажного цоколя, в плане близкого к прямоугольнику, и рассекающего его по диагоналям крестообразного пятиэтажного корпуса. В первом сосредоточены общественные помещения – актовый и спортивные залы, столовая. Учебные классы размещаются в лучах креста и в плане представляют собой квадраты размером восемь на восемь метров. Середину креста отмечает возвышенная часть над помещением изостудии. Здание было построено в 1998–1999 годах по проекту архитекторов Ю. Ильина-Авдеева, А. Локтева, Е. Сафоновой, Г. Такташова, конструктора И. Савицкой[57].


Жилой дом № 54–56 по Новослободской улице. Архитектор А. Д. Сурис

Пяти-шестиэтажный дом № 57–65 в шесть секций начинал строиться еще в 1940 году для Промышленной академии им. Л. М. Кагановича по проекту И. О. Гохблита. К началу войны успели выложить стены двух этажей. Прерванная в 1941 году стройка возобновилась в 1946 году по несколько переработанному архитектором З. М. Розенфельдом проекту. Заказчиком выступала уже Академия медицинских наук СССР, каковой факт находит подтверждение в размещенных на стенах дома мемориальных досках. Уже на следующий год в эксплуатацию стали сдаваться первые секции. Благодаря этому дом вошел в число первых послевоенных многоэтажек Москвы.

Пожалуй, самым интересным сооружением на этом отрезке улицы является жилой дом под № 67–69, стоящий сразу за Угловым переулком. Среди своих соседей он выделяется исключительно гладким, лишенным всякого убранства фасадом, который «украшают» лишь вертикали подвесных лифтовых шахт (устроенных позже) да балконы, сгруппированные по флангам. Над угловой частью возвышается своеобразная «башня» в целых восемь этажей (сам дом шестиэтажный). Разбирающийся в архитектуре Москвы человек по этим признакам сразу определит время постройки – первая половина 30-х годов. И не слишком ошибется. Стройка началась в 1932 году. Заказчик – кооператив «Зерно» – размахнулся широко. В одиннадцати подъездах, четыре из которых размещались в основном, выходящем на улицу объеме, а остальные прятались в трех дворовых корпусах, перпендикулярно приставленных к основному, было запланировано 168 отличных по тем временам квартир. Проектировщики, архитекторы Госздравпроекта С. В. Князев и М. С. Жиров, задумали интересный прием – использовать плоскую крышу дома как место для отдыха, а выделенную легкой колоннадой верхнюю часть угловой «башни» превратить в солярий. Правда, почему-то подняться на крышу можно было только по одной лестнице из имеющихся одиннадцати. Вдобавок крыша под солярием протекла уже через два года, и вообще лазить на крышу для отдыха жильцы не спешили. В конце концов правление кооператива обратилось к зодчим с просьбой – ликвидировать солярий, превратив его в обычную квартиру, подобную тем, что располагались ниже. Заодно высказывалось пожелание о переделке фасада – его аскетизм наводил тоску[58]. Первая просьба была быстро выполнена, а вот на реализацию второй средств, очевидно, не нашлось. Это и понятно – квартира, как-никак, приносит доход, а от украшения фасада экономической отдачи, пожалуй, не дождешься…

Несмотря на многочисленные просчеты и неурядицы, последний отрезок Новослободской, несомненно, самый приятный для глаз, а также для передвижения. Здесь улица широкая, с зеленой разделительной полосой. Раздолье и для пешеходов, и для транспорта. Кстати, конно-железная дорога прошла по улице в 1885 году, став одной из первых линий Главного общества московских и российских конно-железных дорог. Учреждено оно было в Брюсселе бельгийскими капиталистами, а потому в обиходе именовалось Бельгийским или Вторым (в отличие от Первого, учрежденного в 1875 году).

А в 1889 году весь город обсуждал любопытное событие – по рельсам конно-железной дороги Второго общества, уложенным по Новослободской, прокатился удивительный вагон. Его не тянули привычные коночные клячи. Два предпринимателя, Е. Юрковский и Н. Алексеев, испытывали вагон-локомотив системы «Руане», оснащенный двигателем внутреннего сгорания![59] Заметным преимуществом такой тяги перед паровой было отсутствие дыма, пара и шума, пугающего лошадей. К сожалению, первый опыт не нашел продолжения, и по Новослободской еще долго ползали вагоны конки. Лишь в 1899 году их наконец-то сменил трамвай. Его первая линия была проложена от Бутырской заставы до Петровского парка, однако через несколько месяцев дотянулась от заставы до Страстного монастыря, пройдя по Новослободской, Долгоруковской и Малой Дмитровке. Пассажирам стало удобнее, но улицу обезобразили громоздкие металлические столбы контактной сети, установленные между путями, прямо посреди проезжей части. Ликвидировали их летом 1936 года, когда трамвай в свою очередь уступил место троллейбусу, а рельсы перебрались на параллельную Новослободской Тихвинскую улицу.

После этого преображения отрезок Новослободской от Лесной – Палихи до Савеловской транспортной развязки вполне мог бы стать частью нового прекрасного проспекта. К сожалению, остальные составляющие радиуса до этого высокого звания пока недотягивают.

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги

Генерация: 0.092. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз