Книга: Дмитровское шоссе. Расцвет, упадок и большие надежды Дмитровского направления

Реконструкция топонимики

Реконструкция топонимики

У местности, лежащей к западу от Дмитровского шоссе, есть одна любопытная особенность. Пожалуй, нигде больше в Москве не было такого обилия странных, причудливо звучащих названий улиц и проездов – Астрадамский проезд, проезд Соломенной сторожки, Чуксин тупик. В начале 20-х годов возник Чувикин проезд, до того времени именовавшийся Дачным. А участок, на котором позже вырос комплекс «Пищевой индустрии», вплоть до середины XX века почему-то был известен как Пышкин огород. Кстати, и 4-й Вятский переулок в начале XX века именовался Бунсовским.

Каких только экзотических версий не изобретали знатоки московской топонимики для объяснения столь причудливых названий! Вообще, исследование происхождения старинных названий улиц – дело интересное и увлекательное. Тем, кто им серьезно занимается, оно дает полную возможность проявить свои глубокие (а иногда и не слишком глубокие) познания в истории, географии, литературе, а также продемонстрировать полет авторской фантазии в сочинении экстравагантных, а порой и явно неправдоподобных гипотез, объясняющих появление на карте столицы каких-нибудь Палихи и Арбата. Все это совершенно безопасно – даже самую глупую версию опровергнуть, равно как и подтвердить, попросту невозможно, поскольку документальных свидетельств на сей счет в большинстве случаев просто не существует. Благодаря тому, что над фантазией исследователей не нависает дамокловым мечом возможность разоблачения, в море всевозможной топонимической чепухи иногда появляются чрезвычайно эффектные предположения, позволяющие взглянуть на прошлое нашего города с новой точки зрения.

Так, например, разыгралась фантазия ученых мужей при истолковании Астрадамских улиц и проездов. По укоренившейся привычке приплетать ко всему знаменитых людей это название связывали аж с самим Петром I! Будто бы хотел здесь первый российский император устроить ферму наподобие тех, что видел близ Амстердама в Голландии. Дальше все просто – сложный для произношения Амстердам превратился в Астрадам. Впервые такое толкование (конечно, под видом народного предания) изложил видный историк-москвовед И. Ф. Токмаков[131].

Правда, вскоре выяснилось, что название возникло еще до Петра. Уже П. В. Сытин указывал, что еще в XVII веке в районе нынешней улицы располагалась пустошь Остроганова, но по-прежнему ссылался на мифическую «амстердамскую» ферму Петра[132]. Позже было уточнено, что название возникло от пустоши Острогонова, позже Остраганова, а в конце XVIII века искажение названия привело к тому, что существовавшее здесь сельцо получило имя Астрадамово. Но легенда о Петре и Амстердаме продолжает кочевать по страницам разных книг.

Название проезда Соломенной сторожки чаще всего производят от маленького дома для сторожа, сторожки, будто бы стоявшей где-то поблизости. А Соломенной она называлась потому, что якобы крыша у нее была соломенной!

Некоторые особо въедливые исследователи уточняют, что сторожки вовсе не было, а был глинобитный барак, стоявший на границе академических владений и луга Бутырского сельскохозяйственного хутора. Но и у барака крыша опять-таки была соломенной! И проживали в этом бараке сторожа, охранявшие угодья академии, там же находилось общежитие рабочих. Указывается даже точное место, где этот барак стоял. То, что обширный барак назвать сторожкой можно лишь с большой натяжкой, да и на сохранившейся фотографии он крыт вовсе не соломой, удальцов-топонимистов не смущает. Нужно, чтобы была сторожка из соломы, значит, так оно и есть. А правда это или нет – уже не так важно.

Все эти версии вызывают большое сомнение уже потому, что вряд ли столь солидное заведение, как Петровская академия, не могло соорудить над принадлежавшей ей сторожкой (если она вообще была) крышу из чего-нибудь посолиднее соломы. Ведь академия была призвана пропагандировать новейшие достижения в области сельского хозяйства, а соломенную крышу к таковым отнести весьма тяжело.

Еще одно предположение связывает название не с материалом кровли, а с соседними полями «со стогами сена»[133]. Естественное возражение, что сено и солома не совсем одно и то же, конечно же авторы очередного объяснения относят к мелким придиркам.

В противовес всем фантазиям на соломенную тему можно с тем же основанием выдвинуть гипотезу, что соломы вообще не было, а просто проживал в сторожке сторож по фамилии Соломин. А позже Соломина сторожка незаметно превратилась в Соломенную. И никакой соломы! Для обоснования очередной версии не хватает «пустяка» – документального доказательства факта существования сторожа Соломина.

Возникновение названия Чуксина тупика во многих работах относят к XIX веку, хотя на планах Москвы начала XX столетия он еще называется тупиком Старого шоссе, а Чуксиным стал лишь в середине 20-х годов. Но с ним все более или менее понятно. В 1916 году (и в последующие годы) домом № 3 в этом почтенном проезде владела Александра Ивановна Чуксина. Видимо, чем-то замечательна была сия дама, если ее фамилия сочтена достойной увековечения в названии целого тупика.

Меньше повезло С. И. Чувикину – обладателю владения № 2 по Ивановскому проезду. Хотя соседний Дачный проезд и получил название Чувикина, но продержалось оно всего несколько лет.

Совершенно непонятна ситуация с Пышкиным огородом. Официально это название ни в какие справочники не включалось, зато было в ходу среди местных жителей. Примитивное объяснение экзотического наименования вполне очевидно: был, дескать, здесь огород купца Пышкина, снабжавшего Москву овощами. Чтобы гипотеза превратилась в неопровержимую истину, осталось совсем немного – найти свидетельства существования как самого неведомого купца, так и его огорода.

Из краткого обзора высоконаучных трудов ученых-топонимистов следует один непреложный вывод – указанная дисциплина принадлежит к группе наук, в которую академик А. Н. Крылов включал белую и черную магию, астрологию, хиромантию, графологию, а заодно и метеорологию[134].

Коренная реконструкция наряду со старыми постройками не могла не затронуть и местную топонимику. Вместе с ветхими домишками и временными бараками ликвидировалась и запутанная улично-дорожная сеть района. Многие мелкие проезды становились ненужными в четкой системе новых, крупных кварталов, их ликвидировали. Но интересные, причудливые имена перешли на новые улицы. Так, от трех Астрадамских проездов и четырех тупиков осталась одна улица и один проезд. Исчез тупик Соломенной сторожки, но, к счастью, сохранился одноименный проезд.

А вот оживленный, имеющий важное транспортное значение Чувикин проезд стал Красностуденческим – благодаря соседству с домами студенческих и аспирантских общежитий Тимирязевской сельскохозяйственной академии. И уж конечно, это славное название гораздо более подходящее, нежели производное от фамилии ничем не примечательного домовладельца.

Зато в неприкосновенности уцелел тихий, глухой Чуксин тупик. Кстати, рядом с ним, за линией железной дороги, в начале XX века проходили две ныне исчезнувшие улочки – Восковая и Свечная. Их названия, по-видимому, можно объяснить просто – наличием какого-то маленького свечного заводика (помните мечту отца Федора – персонажа «Двенадцати стульев»?), однако они по-своему занимательны.

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги

Генерация: 0.082. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз