Книга: Дмитровское шоссе. Расцвет, упадок и большие надежды Дмитровского направления

У Красностуденческого

У Красностуденческого

Игры Олимпиады вызвали на Дмитровском шоссе и еще одно крупное изменение – строительство высотной гостиницы. Москва давно испытывала дефицит гостиничных мест. Его не могли устранить ни сооружение крупнейшей в Европе гостиницы «Россия» (варварски уничтоженной в недавнее время), ни даже обширный городок не особенно комфортабельных гостиниц-общежитий в окрестностях ВДНХ. Ожидавшийся наплыв гостей Олимпиады требовал скорейшего ввода в строй новых, причем отвечающих современным требованиям гостиниц. Именно в конце 70-х годов Москва получила новые гостиницы «Космос», «Спорт» (также бессмысленно сломанной в годы демократии), «Салют», «Севастополь», огромный комплекс в Измайлове. Одновременно с ними возникла и гостиница на Дмитровском шоссе – комфортабельный отель на 1560 мест. Первоначально ее предполагали назвать «Весна» и передать в ведение ЦК ВЛКСМ[123], однако потом название изменили. Гостиница стала «Молодежной». Здание спроектировали архитекторы И. Ловейко, Ю. Гайгаров, Г. Сидлеров, инженеры Л. Винарская, Б. Феногенов[124].

На пересечении Дмитровского шоссе с Красностуденческим проездом поднялись три 24-этажных блока, сгруппированные в «трилистник», вырастающий из двухэтажного стилобата. Благодаря такому плану гостиница с разных сторон воспринимается по-разному. Зодчие рассчитывали свое творение на восприятие с разных точек зрения, в том числе издалека. Чередование расчлененных поверхностей фасада с глухими поверхностями придает зданию структурную определенность. Вытянутые по вертикали глухие поверхности издали кажутся плотной группой прямоугольных столбов, еще более усиливающих впечатление устремленности здания ввысь от распластанного стилобата. Объем лишен геометрической жесткости благодаря проработке отдельных деталей. Объемно-пространственная композиция нового здания логично вытекает из его ответственной роли в городской среде. Цвет выступает в качестве ведущего средства архитектурной выразительности. Яркая цветовая окраска наряду с высотой здания делают гостиницу доминантой среди окружающей застройки.

Внутренняя планировочная структура гостиницы проста. Все жилые помещения расположены на восемнадцати этажах высотной части и объединены лифтовой группой, где расположены восемь пассажирских и два грузовых лифта. От холла на каждом этаже три коридора ведут в лепестки трилистника, где расположены номера. Всего их 414, в них могли одновременно поселиться полторы тысячи гостей. Однокомнатные рассчитывались на двух постояльцев, двухкомнатные – на пятерых. В нижних этажах разместились ресторан, кафе, конференц-зал на 400 мест. Главный вестибюль украсило панно на тему дружбы молодежи разных стран, исполненное из смальты художником В. Фуксом[125].

Недалеко от гостиницы, в том же Красностуденческом проезде, стоит еще одно интересное сооружение – первая в Москве автоматическая телефонная станция (АТС), все несущие и ограждающие стены собраны из крупных панелей. Авторский коллектив АТС (архитекторы К. С. Шехоян, С. П. Чурилин, инженер А. А. Смирнова) не только применил для АТС прогрессивную конструктивную схему, но и постарался придать зданию привлекательную внешность. Панели получили яркую, броскую окраску, а верхние – полукруглые завершения[126]. АТС в Красностуденческом проезде стала первой в серии аналогичных зданий, построенных в разных уголках столицы.

Угол пересечения шоссе с Красностуденческим проездом оформляет огромный дом, по внешнему виду относящийся к 50-м годам. Его проектирование архитектор М. Г. Куповский начал еще в 1950 году по заказу Московского института механизации и электрификации сельского хозяйства имени В. М. Молотова. Согласно эффектному замыслу протяженный основной объем должны были фланкировать две 14-этажные башни[127]. Идея была не нова – примерно так выглядит сегодня жилой дом у станции метро «Войковская» (Ленинградское шоссе, № 13), завершенный строительством в 1955 году. Его авторам, архитекторам Е. П. Вулыху, Н. И. Хлынову и инженеру Г. И. Чумакову, повезло – дом успели завершить до выхода постановления об устранении излишеств в архитектуре. А вот Куповский опоздал. Проектирование, согласование документации затянулись до 1954 года[128], и, когда стройка наконец началась, проект пришлось коренным образом упрощать. Самой заметной утратой стала ликвидация боковых башен, дом превратился в скучноватый бессилуэтный десятиэтажный массив. От типовых построек середины 50-х годов его отличают лишь четыре пары эркеров на главном фасаде – все, что осталось от первоначальных «излишеств».

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги

Генерация: 0.183. Запросов К БД/Cache: 3 / 2
поделиться
Вверх Вниз