Книга: Дмитровское шоссе. Расцвет, упадок и большие надежды Дмитровского направления

Скандальные арки

Скандальные арки

Тем временем по проекту все тех же Голосова и Маркузе сооружалась вторая очередь комплекса, представлявшая собой протяженный корпус вдоль правой стороны нового проезда. Как ни странно, вторая очередь, проектировавшаяся уже в пору изживания конструктивизма, выглядит (точнее, выглядела до того, как многочисленные балконы были бестолково остеклены жильцами) более конструктивистской, чем первая. Большая длина корпуса подчеркивалась мощными горизонтальными членениями, которые перебивались вертикалями глубоких лоджий. В середине предусматривался акцент в виде повышения на один этаж и высокой проездной арки.

В соответствии со своей выдающейся ролью арка разрабатывалась в нескольких вариантах. Остановились на варианте высотой в четыре этажа. Однако, когда сие поистине триумфальное сооружение было возведено, неожиданно восстали заказчики, вдруг обратившие внимание на немыслимые размеры проема и потребовавшие его срочной утилизации. Арку пришлось застроить. В ее объем вписалась целая секция, правда усеченная в ширину по сравнению с типовой. Но лестничная клетка новоявленной секции поднималась лишь до четвертого этажа – прорезать свод уже выложенной арки было невозможно.


Жилой комплекс РЖСКТ НКИД u НКВТ. Вторая очередь. Заложенная арка проезда во двор

Ставший ненужным свод занимает пятый этаж секции, оставшийся неиспользованным. Что же касается помещений верхних этажей, расположенных над бывшей аркой, то они обслуживаются лестничными клетками секций, расположенных по бокам от арки. Так размах зодчих и запоздалая скупость заказчика привели к возникновению редкой по бестолковости планировки!

Эта тихая неурядица стала предшественником следующего, по-настоящему громкого скандала из-за новых арок, запроектированных Голосовым и Маркузе в третьей очереди, располагавшейся напротив предшествующих. Проект предусматривал сооружение вдоль улицы трех семиэтажных корпусов, из которых боковые отступали в глубину участка, а средний выдавался на красную линию. С боковыми его соединяли еще два поставленных перпендикулярно к улице корпуса-вставки по одиннадцать этажей каждый. Однако жилой площади в них было совсем немного, так как большую часть вставок занимали арки высотой в семь этажей и шириной в четыре оси! В довершение этого небольшие корпуса проектировались как архитектурные акценты комплекса, в силу чего на них сосредоточивался основной внешний декор – вплоть до статуй высотой в четыре этажа.

Решение было неудачным и с эстетической точки зрения. Назойливая центричность третьей очереди противоречила спокойной протяженности уже выстроенных напротив нее корпусов, а чудовищные арки создавали еще одну, параллельную улице мощную ось. Это ослабляло значение улицы и в значительной степени разрушало ту самую центричность, которую так стремились подчеркнуть зодчие. Таким образом, замысел комплекса сводился к бессистемному нагромождению не согласованных между собой мотивов. Тем не менее проект благополучно прошел все инстанции. Видимо, в немалой степени способствовал этому авторитет И. А. Голосова.

Сооружение третьей очереди началось в 1935 году. Заказчик вполне резонно начал с центрального семиэтажного, относительно скромно отделанного корпуса, забыв про одиннадцатиэтажные вставки и огромные арки. К 1937 году выстроили четыре секции, над семью этажами которых поднимался высокий парапет, скрывавший «лоб» односкатной крыши (это позволяло убрать с главного фасада водосточные трубы). Скромным, но дорогим украшением фасада стали декоративные вставки между окнами второго этажа, выполненные в технике сграффито. Процарапанные по цветной штукатурке квадратные картинки изображают радостную жизнь советских детей – танцующих и прыгающих через скакалку девочек, пляшущих и запускающих модель планера мальчиков.

После этого дело застопорилось. Заказчик вновь запоздало призадумался над экономичностью (вернее, отсутствием таковой) своего дома. Стройку остановили, потребовали изменений проекта. Зодчие обиделись, да еще как! Отражением обиды стало письмо в «Архитектурную газету», содержавшее обвинение заказчика в смертных грехах и требование достроить комплекс по предложенному проекту. Но заказчик не дрогнул. Порвав отношения с 4-й мастерской, он передал работу по проектированию мастерской № 5. За работу взялся молодой П. Н. Тернавский. Ему ставились условия – достроить комплекс по красной линии (тем самым ликвидировались боковые арки) и отказаться от применения дорогого сграффито.

В результате последние восемь осей корпуса из первоначально запроектированных двадцати трех достраивались по иному проекту. Его отличала большая ширина корпуса (что заметно со двора) и, соответственно, большая экономичность. Замена односкатной кровли обычной двускатной вернула на главный фасад водосточные трубы, зато позволила убрать высоченный парапет на крыше и выкроить вместо него лишний этаж, а с учетом замены полуподвального и высокого первого этажа на два обычных новая часть стала девятиэтажной, в отличие от семиэтажной старой, – и это при равной высоте!

Нужно отдать должное Тернавскому – он сделал все, чтобы внесенные изменения как можно меньше отразились на главном фасаде. Выведенное вчерне правое крыло почти точно повторяло очертания ранее выстроенного Голосовым и Маркузе левого крыла (за исключением окон девятого этажа, заменивших декоративные вставки на парапете), но так и осталось неотделанным. Началась война. В бою погиб последний автор комплекса на Каляевской.

А его работа так и осталась незавершенной. Почти семь десятков лет мрачно смотрят на улицу Фадеева голые кирпичные стены, сиротливо торчат металлические кронштейны, так и не дождавшиеся лепного карниза. Зато с боков к зданию в конце 50-х пристроили новые корпуса, завершившие, наконец, формирование комплекса. Однако их аскетически простые формы ничем не напоминают широкие замыслы 30-х годов…

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги

Генерация: 0.068. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз