Книга: Дмитровское шоссе. Расцвет, упадок и большие надежды Дмитровского направления

Дым столбом…

Дым столбом…

Одно из самых заметных достижений, которым Дмитровский радиус отметился в истории Москвы, лежит в сфере городского транспорта. Именно по Дмитровскому радиусу, точнее, по его фрагменту – Бутырской улице – пролегла линия первого в Белокаменной трамвая, который приводился в движение не «конно-лошадиной», а настоящей паровой тягой!

Началось все с того, что Второе общество конно-железных дорог решило облагодетельствовать студентов Петровской сельскохозяйственной академии, располагавшейся в подмосковном селе Петровско-Разумовском. Тем из них, кто проживал в Москве, приходилось добираться до места учебы и обратно на линейках, ходивших по Старому шоссе (ныне улица Вучетича). Проезд на них стоил 25 копеек – деньги весьма значительные по тем временам. Да и число мест на этих допотопных экипажах было ограниченно, и уехать удавалось далеко не всем желающим. Вот и приходилось бедной учащейся молодежи топать пешком три версты в дождь и в мороз. Прокладка железной дороги обещала, во-первых, резко повысить пропускную способность линии, а во-вторых, снизить стоимость проезда почти вдвое – до 15 копеек[79].

Линия должна была пройти по Бутырской улице, от ее конца повернуть налево под тупым углом к дачам Шнейдера, которые располагались примерно у середины Нового шоссе (современной Тимирязевской улицы), и оттуда идти вдоль него почти точно на север до самой академии.

Самым интересным оказалось то, что вместо первоначально задуманной конной тяги вагоны по рельсам потянули паровозы! Строки известной «Попутной песни» поэта Н. Кукольника

Дым столбом – кипит, дымится пароход…Пестрота, разгул, волненье,Ожиданье, нетерпенье…

вполне могут быть приложены к тому, что происходило на площади Бутырской заставы (где еще не было никакого Савеловского вокзала) 29 июля (10 августа по новому стилю) 1886 года. Там в торжественной обстановке открывалась первая в Москве линия общественного пассажирского транспорта, использовавшая механическую тягу. Линии парового трамвая, соединявшей Бутырскую заставу с Петровско-Разумовским, в соответствии с неистребимой тягой москвичей к подхалимажу, было присвоено имя генерал-губернатора В. А. Долгорукова. На рельсах, по которым до того в Москве катались только вагоны конки, стоял настоящий поезд, только очень маленький. Тянул его небольшой танк-паровоз[80] всего в 50 лошадиных сил, построенный на заводе Краузе и К° в Мюнхене. Специально для московских условий (чтобы не пугались встречные лошади) его заключили в прямоугольный кожух, из-за чего машина стала похожа на обычный ящик. Помимо этого экземпляра завод изготовил для Москвы еще три аналогичных паровоза, два из которых должны были работать на линии, а остальные в это время проходить техническое обслуживание и ремонтироваться.

К паровозу была прицеплена пара открытых пассажирских вагончиков. В 3 часа 40 минут пыхтящая и сопящая конструкция отправилась в далекий путь – по Бутырской улице и далее по полям, перелескам, огородам и просто пустырям до Петровской земледельческой и лесной академии, куда прибыла спустя всего 23 минуты (пожалуй, и сегодня подобная поездка на городском общественном транспорте займет примерно такое же время). У конечной станции заранее был устроен павильон, где первых пассажиров парового трамвая (то есть московское начальство) угостили знатным обедом. Президент Второго общества конно-железных дорог, соорудившего транспортную систему, господин Кумо выступил с торжественной речью. Поскольку общество было бельгийским, то говорил президент на французском языке, и не все присутствующие смогли понять и разделить обуревавшие Кумо лучшие чувства. Слегка испортила настроение и сама поездка. Наскоро отсыпанное полотно и наспех уложенную рельсо-шпальную решетку уже подмывало некстати полившим дождем. Вагоны шли слегка набекрень, вызывая у пассажиров обоснованные опасения. Впрочем, все обошлось[81].

Но в целом москвичам, особенно студентам и преподавателям академии, а также окрестным жителям было чему радоваться. В праздничном угаре как-то не хотелось вспоминать, что в Лондоне еще с 1872 года работала транспортная система, которую мы сегодня называем метрополитеном…

Так или иначе, а паровой трамвай резко ускорил развитие территорий к северу от Бутырок, которые стали быстро застраиваться дачами имущих граждан, бараками для простого люда и даже учебными зданиями (правда, маленькими, деревянными).

Через несколько лет первые паровозы сменились новым, более совершенным типом, увеличилось количество прицепных вагонов. Но все равно удобства, надежность и скорость перевозок паровиком были далеки от идеала. И другие строки из той же «Попутной песни»

И быстрее, шибче волиПоезд мчится в чистом поле

к нему относиться никак не могли.

Потому-то уже в 1922 году, когда на восточных окраинах РСФСР еще шла Гражданская война, паровую тягу было решено заменить электрической. 1 июля того же года по рельсам паровичка начал курсировать трамвай № 12, маршрут которого пролегал от Страстной (ныне Пушкинской) площади до Петровско-Разумовской академии. Сеть трамвайных путей быстро росла, и линия удлинялась – сначала до Михалкова, потом до Коптева. По линии прокладывались все новые маршруты – 5, 18, 29, 41… К началу 60-х по Вятской ходили трамваи под № 1, 27, 29. 27-й оставался последним маршрутом, пролегавшим по Вятской перед ликвидацией на ней трамвайного движения.

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги

Генерация: 0.091. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз